Poison Ivy (ognevka) wrote,
Poison Ivy
ognevka

Маккон: Обучение грамоте

Гости всегда утомляли нежную Эмилию. Они приезжали к обеду, шумно здоровались, обнимали, обдавая резкими запахами духов, звенели посудой, сплетничали, щипали Винсента за щеки, непременно заявляли, что она, Эмилия, похорошела, и, наконец, уезжали, оставляя грязные следы в прихожей и чувство опустошенности в душе.
Проводив очередную партию высокопоставленных особ, Эмилия с облегчением выдохнула, попросила горничную расшнуровать тугой корсет и, набросив легкий пеньюар, уселась в свое любимое кресло с вышиванием.

Но надеяться на спокойный тихий вечер за вышивкой было слишком наивно. Уже через пять минут ее настойчиво теребил сын:
- Мама, почитай нам!
А сфинкс положила тяжелую переднюю лапу ей на колено, предусмотрительно втянув когти, чтобы не порвать тонкий батист, и умоляюще смотрела ей в глаза. Тяжеловатый взгляд для таких юных лет, хочется отвернуться и закрыться пяльцами.

- Так дракон был побежден, а прекрасная принцесса спасена. И они сыграли веселую свадьбу, - Эмилия дочитала сказку и закашлялась.
Повелитель вошел в комнату на последних словах, окинул взором детей, сидящих на ковре у ног его жены, и спросил:
- Почему бы вам самим не читать себе сказки?
- Например, потому, что мы не умеем читать, - спокойно ответил Винсент.
- Умение читать пригодится в жизни. Я найму тебе учителя.

Учителем оказался пожилой фей с выраженной склонностью к полноте. Он носил роговые очки и все время складывал ручки на круглом животике. Его привычка летать во время урока из стороны в сторону раздражала Винсента и отвлекала его от выписывания закорючек в линованной тетради.
Пока он занимался, Маккон умирала от скуки. Она то катала клубок по полу, то выходила в сад, но вскоре возвращалась обратно. Даже цветные картинки в заветной книге, украденной из библиотеки, быстро ей надоели. Она сидела у окна и смотрела, как дождь поливает молодую травку и коренастый дуб за окном.
- Почему бы нам не отдать и Маккон учиться? - вслух подумала Эмилия. - Сфинксы вполне способны освоить грамоту и арифметику.
Повелитель рассмеялся:
- Поверь, они не просто способны, они еще и нам с тобой фору дадут! Решено, со следующего занятия Маккон тоже отправится за знаниями!

Львиные лапы не приспособлены к каллиграфии. Несчастная Маккон и перо-то с трудом держала. Винсент потешался над ее прописями, ставя в пример свои, - положа руку на сердце, совсем не так далеко ушедшие по степени кривизны. В отместку Маккон решала арифметические задачки втрое быстрее - и смеялась над отстающим полудемоном. Однажды его терпение лопнуло.

- Не смей надо мной смеяться! - выкрикнул он и больно дернул сфинкса за косичку.
Маккон вскочила на все четыре лапы; глаза ее полыхали недобрым огнем.
- Тоже мне, пуп земли! - и она опрокинула чернильницу, залив темно-синими чернилами стол, тетрадь Винсента, его рубашку и брюки.
За тетрадь полудемон обиделся сильнее всего - ведь погибли его красивые буквы в прописи, доказательство его превосходства! И Винсент без тени сомнения ринулся в бой.

Клубок из дерущихся тел катался по полу, разрушая все на своем пути. Несчастный пожилой фей летал над ними и кричал что-то, но никому не было до него дела.

Не замеченный никем, Повелитель вошел в комнату и присел на подоконник, подобрав ноги, чтобы драчуны не задели его случайно. Он смотрел на них и улыбался нежной грустной улыбкой, вспоминая свое собственное детство, неизбежные синяки и царапины, пролитые чернила и девичьи косички, за которые он так любил дергать.
Tags: Му-муки творчества
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments