Poison Ivy (ognevka) wrote,
Poison Ivy
ognevka

Встретим рассвет

Моя первая сказка за последние 4 года. Изо всех сил посвящается esfir82.Вопрос

Солнце уже село, но макушки дальних деревьев еще светились розовым и лиловым. Ветер спрятался в листве и изредка шептал оттуда всякие глупости, - впрочем, кому охота слушать глупости ветра?
В гостиной, как всегда по вечерам, собрались все, кто хотел выпить молока с печеньем и послушать сказки Квистл. Оэн не любил сказки, но обожал молоко с печеньем - и лицо Ильстрен, когда она сидит, склонив голову набок и приоткрыв рот, и слушает внимательно-внимательно.
- Тот, кто хочет быть самым сильным, - говорила Квистл, лукаво улыбаясь Оэну, - должен в день Поющих Чаш искупаться в Черной Чаше, там, в лесу, где речка падает с уступа. И обязательно потом не заболеть. Тот, кто хочет стать самым умным, в полдень дня Цапли должен заглянуть в колодец и увидеть там лик луны, которая от смущения выболтает ему все свои секреты. А тот, кто хочет стать...
- Самым счастливым? - спросила Айя, тут же застеснялась и спрятала взгляд в чашку с молоком.
- Самым счастливым на свете станет тот, кто первым увидит луч восходящего солнца в день Середины Лета.
Вопросы сыпались как из рога изобилия, Квистл добросовестно отвечала, но, кажется, в каждой юной головке зародилась мысль о первом луче восходящего солнца, и другие сказки остались за бортом.
- А когда это - Середина Лета? - уже стоя на пороге своей спальни, шепотом спросила Ёрненд.
- Послезавтра! - насмешливо ответил зануда Юхи.
Стать самым счастливым на свете можно уже послезавтра! Ну как упустить такой шанс?
Два дня дом кипел. Планы сменяли друг друга, с кухни исчезли все корзинки для пикника, и даже пара кастрюль. Первый луч - это же очень рано утром, когда еще совсем холодно, никак не выйдешь из дома без бутылочки горячего чая.
- Эй, ты чего такой грустный? - спросила Ильстрен, пряча в карман шоколадное печенье.
- Все так суетятся с этим днем Середины Лета, - мрачно ответил Оэн, - никто не хочет создавать со мной миры или собирать росу в тарелку, а потом пускать по ней Росяной Флот.
- Так давай вместе готовиться к встрече солнца! Я все продумала, нужно забраться как можно выше, тогда обязательно увидишь солнце самым первым. Лучше всего для этого подойдет старый вяз на опушке леса, он просто огромный! Мы залезем на него так высоко, как только сможем!
- Я не умею лазить по деревьям, - со свойственным ему унынием ответил змей.
- Я читала, змеи иногда даже живут на деревьях! Ты справишься!
Конечно, в компании Ильстрен змей был готов на любые приключения. Слыхано ли - уступить в приключениях какой-то девчонке! Да еще такой хорошенькой! Оэн даже согласился на то, чтобы к его спине привязали мешочек с едой, разве что попросил не делать чай слишком горячим, так ведь и обжечься недолго.
В заветный час Ильстрен тихонько открыла дверь, и Оэн выполз наружу, почти не зацепив ни одного из трех стульев, с грохотом упавших на пол.
Возле старого вяза их ждал маленький сюрприз. Совсем маленький. Все до единого юные обитатели дома уже устроились на ветках и сидели там, поеживаясь от предрассветного холода и споря о том, кому же достанется чудесный первый луч. Саблезубый белк забрался на самую вершину и чувствовал себя королем мира. Ильстрен встряхнула волосами и храбро полезла на дерево. Оэн смотрел на нее и завидовал ее ловкости.
- Эй, давай за мной! - крикнула Ильстрен. - Вон та ветка кажется отличной первой ступенькой!
Огромная ветка, расположенная низко, действительно была хороша. Оэн взобрался на нее и обвил ее всем своим пятиметровым телом. А и правда, лазить по деревьям очень легко. Он бы мог каждое утро встречать рассвет с самой верхушки вяза.
По мере взбирания вяз становился все тоньше и тоньше, веткам его все труднее было выдерживать немаленький змеиный вес. Но увлеченный погоней за счастьем, Оэн не замечал этого, пока...
Оглушительный треск заглушил дружный звериный вопль. Верхушка дерева отломилась под тяжестью Оэна и вместе со зверьками, сидевшими на высоких ветках, полетела вниз. К счастью, она цеплялась за кроны других деревьев, поэтому все отделались ссадинами, - и потерянным шансом на бесконечное счастье.
Гамме пришлось потрудиться, - шишки, царапины, порезы и синяки затягивались неохотно, словно цепляясь за самый факт своего существования. Слезы пострадавших высыхали сами собой, хватало кусочка шоколада. Один Оэн был безутешен и горько плакал в углу комнаты.
- О чем рыдаешь, ушастый? - спросила Гамма, не отрывая рук от окровавленной коленки Вожика. - Счастье прошляпил?
Оэну стало больно. Ведь это он был виноват в страданиях зверьков, он, такой неуклюжий, и при этом осмелившийся искать счастья. А Гамма насмехается над ним.
- Если бы я был маленькой юркой змейкой, - произнес он наконец, - Ильстрен могла бы носить меня на руке, как браслет с глазами и бантом. Я мог бы ездить на пикнике в корзине. И я бы забрался на вяз, как и все остальные. Но я огромный и неповоротливый, и никогда не смогу первым увидеть солнце, поместиться в корзине или стать браслетом.
- Если бы я была красивой яркой бабочкой, - ответила Гамма, - я бы взлетела на гору, чья голова возвышается над прекрасными садами цветущих вишен, и встречала бы там облака, мягкие, как сахарная вата. Но тогда я не увидела бы, как Вожик радуется зажившей коленке. Или как Квидрел поправляет помятый хвост, внимательно следя, чтобы со стороны он казался по-прежнему пушистым. И еще я бы не увидела рисунков Айи. Ты знал, что она рисует?
- Нет, - ответил Оэн, представляя себе Гамму с крыльями бабочки, прилипшую к гигантской сахарной вате.
- Смотри! - Гамма кивнула Вожику, радостно разглядывавшему целую коленку, и достала откуда-то стопку рисунков.
Оэн послушно взглянул. На первой картинке был камин, возле которого сидели странные существа, среди которых можно было опознать Квистл, слегка похожую на чайник, и саблезубого белка, - судя по всему, тот медвежонок с огромными зубами был именно Квидрелом. На следующей картинке играли в мяч, - Оэн узнал Юхи, Ильстрен и Ёрненд. А дальше...
Длинная колбаса с огромным бантом на одном конце ползла по цветущему лугу. На колбасе сидели зверята, и если опознать их было непросто, то улыбки во все мордочки были очевидно.
- Что это? - спросил Оэн, боясь услышать ответ.
- Это ты катаешь зверят по ромашковому лугу. А они радуются и любят тебя.
Tags: Му-муки творчества, Сказки про ушастого змееныша
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments