March 12th, 2007

Angra

Впечатление о концерте весьма странное. В зале - очень мало народа, среди них - всякая наша элита навроде Арзы, Энди Вортекса, Самосвала... милейший Ларс Мамонтов, опять же. На сцене - умопомрачительно красивые мальчики из Бразилии, с легкой долей лошадиности во внешности, но блин, блин, блин, какие мальчики... (ма-а-алчать! Я знаю, что группе 15 лет! все равно мальчики!)
Звук очень плотный, насыщенный. Отстроили тоже неплохо, только ударные вывели - ну как в Релаксе, по ушам лупило сильно. К середине концерта то ли я привыкла, то ли все-таки исправили.
Музыканты изумительно чувствуют друг друга. Такая сыгранность, - интересно, как часто они для этого репетируют?
Как поет Edu... Edu - чудо! Обнаруженным в зали вокалистам смотреть и учиться. Какой голосина, какая подача! Какие рожи возле микрофона))))) И такая романтишная татуировка с цвяточками)
А вот общее впечатление... пресненько. Ровненько. Однообразненько. Мою любимую песнь исполнили второй - спасибо, что вообще исполнили, конечно, но на неразогретую голову слушать Nova Era... М-дя. Я их ненавижу)))
Общение с залом... тут знающие люди говорят, что его не было. Ну, во-первых, они все-таки с напрягом говорят по-английски. А во-вторых, общение было очень активное, но исключительно с первыми рядами. В первые ряды можно было пролезть без проблем, пофоткать их на расстоянии вытянутой руки - непременно подойдут, покривляются, глазки построят... проверено) правда, фоткала, как всегда на мобильник, и материлась, что нет у меня цифровика. Очень красивые мальчики! Кико...а-а-а...я умер весь)
В конце концерта произошло оживление: последние две песни были каверами (первый - не помню, на что, хотя пела в голос, а второй - а Дым над Водой; во время этих песен музыканты менялись инструментами - эпифаны должны сразу же вспомнить аналогичный отжиг от Эпидемии, так вот, у бразильцев получается лучше). Эдуардо офигенно пилит на гитаре. Кико божественно поет. Вообще музыканты оказались разносторонне одарены, в отличие от наших местных звезд, которые на чем играют - в том и звезда, а остальное - тихо, в гримерке, под водочку.

После концерта бразильцы оказались простыми, как электровеник, и похожими на кавказцев, - так же балаболят и большие охотники до женского пола. Без проблем переходят от "А куда бы пойти туристам сегодня ночью в Москве?" к "А ты здесь одна?" и "А пошли к тебе домой?", причем их не волнует, что девушка по-английски ни бельмес, его слова ей переводит кто-то из стоящих рядом, а рядом их стоит дофига,и все ждут автографа. Собственно, я эту картину наблюдала несколько раз, и один раз в ней участвовала) Ах, Фабио... пришлось сослаться на строгую старшую сестру, и строгая старшая SWFB меня с грозным видом потащила домой (предварительно спросив, как я намерена поступить). А еще бразильцы умеют делать умоляющие глаза и просить: "Ну не уходи-и-и..." - и сердце, сцуко, тает) Но русские женщины непокобелимы)

Спасибо большой моей верной спутнице, собутыльнице, спонсорице и блюстительнице морали SWFB за каблуки, юбку и общую красивость, за билет-пиво-альбом с буклетом, за приятное общение, за понимание и за все-все-все!
Щаслиф)

Еще про вчера)

0:25.
Я вылетаю из метро - и лицезрею уезжающий трамвай. Точнее, не лице-, а попо-. Ибо исключительно трамвайную попу и зрею.
Дальше начинает работать мысль. Интересно, это последний трамвай, или все-таки на 0:40 приедет еще один?
Периодически подходят кавказские товарисчи, предлагают подвезти. В такое время суток такси ездит только в одном направлении - на мою улицу. Я треплюсь по мобильнику и думаю, кого бы взять в попутчики, чтобы не страшно, и денежку пополам.
Когда я вешаю трубку, ко мне подходит некий мужик, и предлагает ловить машину втроем. Я соглашаюсь. Тут же подскакивает невысокая девочка с ярко-красной помадой на губах, и напрашивается четвертой.
Дядька хачик предлагает нам скинуться по 50 р. с носа. Я возмущаюсь - не жирно ли 200 рублей?
- А вам какое дэло? Вы толко 50 рублэй платите, сколко я палучу - вам неважно.
- Важно. Не могу позволить, чтобы какой-то хач за 5 минут езды получил 200 рублей.
Матерится, уходит. А я уже прикинула, что тормознуть проезжающую мимо тачку будет сильно дешевле. И хрен с ним, с полтинником, не деньги, - я просто хачей терпеть ненавижу.
И тут на горизонте появляется трамвай. Последний. Мои неудавшиеся попутчики радуются, тычут пальцем в хача и желают ему и дальше ждать своих 200 рублей.
Садимся в трамвай; девушка с красной помадой подходит ко мне и говорит: "Респект вам, девушка! Как вы его! Мне хочется вам что-нибудь хорошее сделать... у меня есть блины и греческий салат, хотите?"
И дальше мы сидим и до самой остановки едим блины с салатом. А пассажиры сидят и тихо прутся.