September 9th, 2020

(no subject)

Сегодня у нас разгорелась музыкальная дискуссия из цикла "Я-то в советские времена у-у-у".

Многие мое ровесники, как и я, плохо воспринимают современную популярную музыку, особенно российскую, находящуюся на грани между рэпом и попом, с этим странным речитативом с проглатываемыми гласными, как у Макса Коржа. Конечно, нам-то, выросшим на небесном пении Юры Шатунова, мощном контральто Анжелики Варум и глубоком меццо Алсу, сложно принять, что новому поколению по барабану музыкальные качества потребляемой культурки))))

На днях на Тверской мы рукоплескали дедуле, импровизировавшем на гитарке в духе Пинк Флойд, - а на противоположной стороне бульвара молодняк прыгал под кавер на группу "Грибы" и чувствовал себя превосходно. И я не могу объяснить, почему "Мальчишник" все еще вызывает у меня симпатию, а Егор Крид - совсем не вызывает. И почему так бомбит, когда я вижу, что вокалу, "как у Макса Коржа", специально обучают специально обученные преподы, - в моем представлении, было бы логично обучать вокалу а-ля Адель, Сэм Смит или - замахнемся на великое - Иэн Гиллан, но рыночек, очевидно, порешал иначе.

Впрочем, когда я слышу, что "нашим-то родителям Рейнбоу тоже не нравились", меня опять-таки бомбит.

В прошлом году меня поразили одиннадцатиклассники: в качестве примера музыкальной композиции, подходящей по ритму для аккомпанемента сердечно-легочной реанимации, я притащила Highway to Hell, и оказалось, что этот конкретный класс лучше знает творчество Bee Gees, чем Ац/Дц. И как же хорошо, что я смогла выбрать одну из двух знакомых мне композиций, - но это выборка такая специальная, с Мотом и Билли Айлиш я бы не справилась.

А самая большая моя вокальная боль - в том, что мне никогда не спеть вот так: