Poison Ivy (ognevka) wrote,
Poison Ivy
ognevka

Category:

Запоздалый пост из "Сердца бури"

Это была игра о столкновении разных культур и о неизбежной войне. Игра-антивоенный манифест, которая в очередной раз показала, что человечество равно войне.
И это была игра о бесконечной любви, которой все равно - за свободу ты или за тотальную диктатуру, выбираешь ли ты порядок - или тебе ближе абсолютный хаос.

Постапокалиптический мир, где 250 лет назад, в 1985 году, произошел ядерный бадабум. Большинство выживших расселились по Пустошам и деградировали себе потихоньку, превращаясь в странное подобие североамериканских индейцев, с верой в духов, довольно экзотическими именами и устройством общества.
Уцелевшие военные создали Тейлор-сити, где сохранили некоторые военные технологии и создали тоталитарное сообщество с выраженной кастовостью. Две базы из Кольца баз, охраняющего подступы к Тейлор-сити от набегов из Пустошей, моделировались на полигоне. Одной из баз - базой Альфа - и были мы. У нас была униформа, записи старого доброго американского рока (на кассетном магнитофоне), четкая иерархия и понимание, что отступать некуда - за нами последний оплот культуры и науки.

Крутой идеей мастеров было то, что жители Пустоши уже имели понимание своей культуры и погруженность в нее - деградация происходила на первой игре дилогии, - а "черные" (военные в униформе черного цвета) пришли только что и не понимали, что происходит вокруг: базы "черных" состояли в основном из игроков, которых на первой игре не было. Поначалу мы впадали в транс, услышав имена наподобие "Джонсон-и-Джонсон Сварка" или "Маркировка Хейджуд". Не понимали, как замаскироваться под местного, и что делает местного местным (и где взять одежду нечерного цвета?)
А еще мы были слабы. Хотя о нас и сказали как-то, что "и тут на нас пошла черная волна", и считали нас довольно могущественным злом с автоматами, - мы легко умирали от воздействия радиации, за счет чего были плохо мобильны. Нас было откровенно мало. На Альфе, например, на 15 игроков было 9 смертей, и не все из нас вышли в новых ролях на сторону "черных".

И это была игра, какой ее и ожидаешь от "Ярмарки тщеславия", - полная эмоций и дурацкого этого "ролевого катарсиса", когда у тебя комок в горле, и от этого невероятно хорошо.
Я выдергиваю с того света бойца базы Омега, - счет идет на секунды, парнишка умирает у меня на руках, но я не сдаюсь (сдалась бы - но у моего персонажа истерика), и он неожиданно выживает. А в то же самое время наш - до мозга костей наш! - паренек приползает на Омегу, и они его не спасает. И он успевает попрощаться с нами по рации, от чего дыхание останавливается. Почему так? Где справедливость?

В моей операционной мы в четыре руки с коллегой с Омеги оперируем раненых - и я обнаруживаю себя стоящей со стволом в руках и пытающейся пристрелить нафиг гражданина категории А. Да, это верный трибунал, - но она мешает мне оперировать жителя Пустошей. В моей операционной нет "своих" и "чужих", есть мои пациенты, и есть медицинская сортировка.

Ну и, конечно, в финале игры мы должны были погибнуть. Одни, против всего этого дикого мира, который никак не хотел понять, что мы не хотим им зла и в целом будем очень не против, если они будут жить долго и счастливо.
Нас было восемь, и мы ждали финального штурма. Мы знали, что на нас придет несколько десятков хорошо вооруженных бойцов, и что наша цель - умереть красиво, захватив с собой хоть кого-нибудь. Штурм должен был произойти между 18.00 и 19.00. Ровно в 18.00 рухнули стены нашей крошечной крепости.
Мы остались в чистом поле. Отступать было некуда. Лейтенант Голдберг сварила нам кофе, и мы уселись ждать смерти. Майор Левински, отвечавший за наше душевное состояние, включил на магнитофоне "Highway to Hell".


Смерть, разумеется, пришла. Мы продержались минут 10 (две песни), что при таком соотношении сил кажется невероятным. В пылу схватки у нас с персонажем pashap даже нашлось место ОБВМ - я, попав под заклинание, стреляла в него и умоляла, чтобы он меня убил первым, а он никак не мог меня добить. Очень было трогательно.
И мы сделали то, что должны были: в начале битвы лейтенант Голдберг связалась с Тейлор-сити и вызвала огонь на себя. И, когда мы были уже мертвы, из ниоткуда появились красные огни и дым (спасибо мастерам и их помощникам, это было невероятно!), и разрушенную базу окружило кольцо пламени.
Мы - уже мертвые - выходили из него в слезах, прямо под вспышки многочисленных фотоаппаратов.

(оба фото - by Tanda)

Мы погибли, мой друг, - Боже мой, это было прекрасно.

Альфа не отпускает уже месяц. Мы жужжим в чате, делимся фотками вконтакте, мы обсуждаем следующий сезон и думаем, как бы встретиться снова. Случайные люди, собранные мастерами в одну команду. Команду, которая получилась.
Tags: Ролевое, Фото
Subscribe

  • А он чо? А она чо? А он ей башку прям отрубил? А она чо?

    Превозмогая, пробираюсь сквозь снег и дождь (факин снег и дождь, у нас же уже и +25 было, и травка вся повылезала!) в кофепойнт за очередной дозой.…

  • (no subject)

    Когда деревья были большими, а мы - маленькими, мы открыли для себя поиск Рамблера, пиво Очаково в форм-факторе "сиська" и понятие "черный пиар". И…

  • (no subject)

    Правильно ли — считать, что люди вокруг, как выражалась моя мама, "не дурнее тебя"? Такое представление о мире выглядит достаточно логичным. Вот…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments