Poison Ivy (ognevka) wrote,
Poison Ivy
ognevka

Психиатрическое. Часть вторая.

Утро (уже не самое раннее - психиатры так рано не просыпаются). Солнце светит прямо с неба, просто льет свой свет сошедшим с ума водопадом, потреявшим линейность и двухмерность. Территория Кащенко в такие дни больше всего напоминает приморский санаторий. Та же флора, то же благолепие, и маленькие красненькие корпуса с ажурными балкончиками. Прямо от ворот поднимаешься по дорожке вверх - и становится заметно, что эта часть больницы расположены на пригорке.
Иду неспеша - цепляю взглядом что-то, чего до этого не замечала.
На одном из домиков висит табличка "Клуб. Профком. Библиотека". В окне второго этажа из-за занавески выглядывает гриф электрогитары... один из методов реабилитации и лечения психов - терапия творчеством.
Психи упорно здороваются со всеми проходящими. Не здороваются только рабочие-гастарбайтеры в синих комбинезонах, которые по идее обкладывают кирпичом больничные стены, а на практике - сидят на лавочке и зубоскалят, обсуждая проходящих мимо девушек.
Вот и наше отделение. Замечаю, что все вывески в этом отделении выполнены выжиганием по дереву. А над самым входом - огромная надпись в славянском стиле: "Вера. Надежда. Любовь".
Оставь надежду, всяк сюда входящий...
В комнате, где мы занимаемся (это комната психотерапии) уже сидит этот, с хвостом, откликающийся на "Виктор Юрьевич"; у него красные глаза и насморк, он все время шмыгает носом и пытается развлечь нас до появления нашей женщины-девочки. Разбирать тему ему кажется неуместным - каждый препод объясняет по-своему, и он просто общается с нами на разные психиатрические темы. Мы с Маринкой всерьез задумываемся о профессии сексопатолога. Наконец, волосатому это надоедает, и он оставляет нас одних.
Наша подгруппа послушно засыпает в мягких креслах для психотерапии, а обезьянки-"вэшки" начинают обсуждать всякие "интересные проблемы" типа "Светка-Светка, а ты когда впервые себя за сиську потрогала?" На Женькиной фразе "Мы рукоблудством не занимаемся!!!" входит Виктор Юрьевич и говорит: "Ну займитесь уже хоть чем-нибудь!"
Хихикали в кулачок.
Наконец, пришла Наталья Сергеевна, мы обсудили тему, и волосатый повел нас в соседнее отделение - больных смотреть.
Отделение для острых больных. Женское. Железная дверь без ручки, волосатый открывает нам ее, мы проходим в крохотную каморку, из нее - через еще одну дверь без ручки - в игровую комнату. Из комнаты есть еще одна дверь - в отделение. Туда нас не поведут.
Рассаживаемся кружком на креслах и стульях. Препод уходит за больной. "Вэшки" сразу же аккупируют тренажер и начинают на нем тусоваться. Мы рассматриваем это странное место...
Как и везде, здесь много цветов, вперемешку живые и искусственные. По стенам развешены картинки, возле диванчика стоят две гитары, одна, правда, всего с четырьмя струнами... всюду мягкие игрушки, почему-то очень страшные, но, наверное, это неважно, отделение-то взрослое... и телевизор. Конечно, телевизор. Как будто смотреть его полезно для психики.
Дверь из отделения открывается ключом-ручкой, который каждый врач носит в кармане, и в комнату входят волосатый и женщина. На женщине треники и вытянутая футболка, длинные сальные волосы заплетены в неровную косичку. Взгляд потухший.
Она садится на стул и рассказывает нам, что у нее бывают видения, она слышит голоса, она может читать мысли, только это все неправда, потому что она неизлечимо больна.
Ее жаль.
Врачи тоже испытывают жалость. Почти как люди.
Когда волосатый открывает дверь в отделение, чтобы выпустить больную, в его руку вцепляется странное существо в цветастом халатике с коротко остриженными волосами.
- Доктор, возьмите меня! Поговорите со мной! Задавайте мне ваши вопросы!
Волосатый сдается под напором больной, и она тоже оказывается перед нами.
Эта женщина не считает себя больной. Она религиозная фанатка. Не сектантка, нет, - она сошла с ума сама по себе, уже давно, лет пятнадцать назад. В первый раз она поступила в психбольницу после того как услышала Глас Божий, повелевший ей выбросить все вещи из окна. В этот раз она сломала себе нос, молясь Господу. "Заставь дурака молиться - он себе и лоб разобьет..."
Она агрессивна, она пытается доказать, что вменяема. Задаем вопросы. Один из "вэшек" задает потрясающий вопрос: "А вы нос как сломали - об пол или об стену?" Думали, она его разорвет...
Наконец, ее отпускают. Мы переодеваемся, и выходим в предбанничек. В нем сидят дове посетителей в ожидании воача. Пожилая дама с пучком и... роскошно одетая готка. Занавес.
Tags: Дохтурское, Лытдыбр, Му-муки творчества
Subscribe

  • (no subject)

    Этим понедельничным утром у меня назрел нешуточный вопрос. Я смотрела видео на канале "Хочу домой" про Кубу, и там кубинцы говорили, что у них нет…

  • Ах ты гадкий, ах ты грязный, неумытый поросенок

    В последнее время часто стала натыкаться на слово "опрятный". Для меня это такой олдскул, либо из книжек про гимназисток, у которых руки осматривали…

  • (no subject)

    Некогда объяснять, просто сразу спрошу: а у вас (вашей семьи) был такой период, когда вы часто ели колбасный сыр? А сейчас едите?

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments